• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:47 

рроорлолджээ

ты, конечно, прав - какая из меня принцесса. я не самая лучшая, не замечательная, не удивительная или даже просто хорошая. поэтому ты забрал себе у меня эти слова /как прекрасные драгоценности/.
у меня никогда никого не было. вообще. лишь чёрная, лихорадочно холодная пустыня, в которой нет людей. поэтому когда появился ты, моя (на самом деле) хрупкая и ранимая душа решила, что я и впрямь стану для тебя принцессой. и отнюдь не принцессой печали и грусти. но не сложилось, увы.
меня оставляли все. все уходили, превращая светлую комнату моей души в трюм горя. отец вообще ушёл в землю.
во мне что-то погибло. своими словами (а порой и их отсутствием) ты задел слишком тонкие струны в душе моей. что-то разбилось, что-то доверчивое и тёплое, остались лишь слёзы и неизбывная тоска.
я слабая и бесполезная. отчего-то именно железобетонные конструкции разрушаются легко, быстро и до основания. точнее, их разрушают. несмотря на то, что я привыкла к состоянию "не держит никто".
не хочу помнить о тебе только плохое. как ты бросил меня, отправившись к незнакомой бабе, как моя сестра таскала тебя пьяного по всему городу, а твои друзья сбрасывали звонки или не брали трубку. как ты обижал меня несправедливыми словами, плохими и неправильными мнениями. как ты думал, что я офигенный манипулятор и стараюсь посильнее привязать тебя к себе своими обидами и молчанием. а у меня в голосе слёзы стояли, и я отворачивалась, в надежде переждать, когда они разожмут горло и глаза выедать перестанут.
но было и много хорошего, живого и тёплого.
вечера, когда мы оба смущались, и держать тебя за руку казалось чем-то очень естественным.
ночи, когда твоё дыхание прогоняло все мои кошмарные сны.
дни, когда сложно было расстаться даже на пару минут.

и вот теперь во мне есть место только чудовищному разочарованию, затопившему моё сердце, точно кислотный дождь.
ты - не всё, что я потеряла. но всё равно больно. так, что в районе глотки словно арматура - сложно даже выпить стакан воды.

а ведь ещё совсем недавно мне казалось, что меня кто-то да любит.
а ведь ещё совсем недавно я писала тебе письмо на красивом листочке, вырванном из тщательно оберегаемого мною блокнота. на листочке с вишенками и овечками.
теперь всё сожжено, уничтожено.
как и часть моей души. необратимо.

13:58 

mental involvement.

ещё один день заcutился за горизонт, как глаза у эпилептика.

пора бы уже расставить болевые точки соприкосновения и забыть о них, как забывают вещи в трамваях. случайно, неосознанно, просто подводит память. как жаль, что между нами ничего не меняется. ты выбираешь небо, я замазываю синяки под глазами.
в период особо сильной депрессии, когда я сидела в квартире с заклеенными окнами и поминутно рыдала, мне захотелось послушать твою музыку. несмотря на то, что мы давно уже не общались. я не закрывала твой плэйлист два дня, охуевая от совпадений и воспоминаний. пыточная камера памяти - что может быть страшнее.

(вообще-то всё остальное, но не забывайте мою страсть к трагедиям).

к горлу подcutывает всё проглоченное до середины, выкуренное без остатка. терапия наркотиками гораздо действенней хвалёной психо-. /моя искусанная в кровь щека подтверждает это/. твоё горячее дыхание на моей шее и тщательный подбор слов делают меня уязвимой и снижают неприятные ощущения от такой близости.

базальная тревога.

bolnomorning

главная